JA Magz - шаблон joomla Окна

Дмитрий Джанашвили

Дмитрий Джанашвили был первым ингилойцем, который своим пером открыл грузинскому народу прошлое и настоящее многострадального и древнего региона Эрети. Страстный патриот, писатель, историк и общественный деятель, принадлежал тому поколению видных ингилойских деятелей XIX –го века, которые всю свою жизнь принесли в жертву просвещению ингилойцев.

"На писательском поприще Дмитрий Джанашвили был бесстрашным и смелым, критичным и увлечённым, проповедующим, порой спокойным мыслителем, порой страстным оратором. Он был историком, наставником, педагогом и пропагандистом, всегда искренним другом своего народа и искателем истины " (Журнал «Ганатлеба», 1917., № 4-5, с. 258).

Дмитрий Иосифович Джанашвили родился в селе Кахи 1840 году. "Джанашвили принадлежали знатному роду и носили титул князей», - рассказывает о Дмитрие Джанашвили, его племянник и биограф М. Джанашвили – «по словам нашего деда, Байрам Али, Джанашвили сюда переселились толи с Лоре, толи из Борчало. Трудно сказать, кому они родственны, семейству Меликишвили из Лоре или азнауру Гиоргии Джанашвили из Гори. Следует отметить, что Джанашвили живут и в других селениях Саингило – в Котокло, Соскани, Алибегло, а также за её пределами - в Кизики и Картли, где они вместе с Тифлисскими Джанашвили считают себя евреями. У нашего деда Байрам Али, который прожил до ста лет, и как сам говорил, помнил мужество царя Ираклия, было трое братьев и пятеро детей; Младшим, из которых был Иосиф, отец нашего Дмитрия ... жили они все вместе в верхних имениях, рядом с Кабала. Потом Мансур и один из младших братьев (последующий по возрасту) переселились в нижнюю часть села, в так называемый Топаги" (М. Джанашвили журнал «Ганатлеба», 1917 г., № 3. с. 175)…

Как рассказывает М. Джанашвили, отец Дмитрия Иосиф имел двух сыновей и четырех дочерей. Мат Дмитрия - Арази, была из рода Отарашвили. Отца Дмитрия, младшего из братьев, баловали, и он не очень любил трудиться физический. "Его больше привлекали игра на чонгури и развлечения, так как душой был человеком поэтического склада» (М. Джанашвили журнал «Ганатлеба», 1917 г., № 3. с.175-176).

Маленький Дмитрий с детства привык работать, помогал родителям в домашних делах, таскал дрова из леса, пас скот.

1815 году среди прибывших под руководством Иван Бабы Булугашвили в Тбилиси ингилойцев из Кахи, был и 9-летний Дмитрий Джанашвили.

Дмитрия Джанашвили вместе с другими ингиойскими ребятами отдали в военное училище Дедоплис Цкаро. Но он там долго не задержался, будущий писатель не смог привыкнуть к строгому режиму учебного заведения и был переведен в Тбилисскую духовную семинарию, которую с отличием окончил в 1865 году.

Еше в то время, когда грузинский язык был растоптан со всех сторон, 22-23 летний юноша, в удушающих условиях семинарии написал замечательное письмо о возрождении грузинского языка.

После окончания семинарии, Дмитрий Джанашвили определили священником в Корагани. Но вскоре, после кончины жены (она была из рода Бегиашвили), был вынужден покинуть Корагани.

1871 году Дмитрия Джанашвили назначили учителем богословия в Закаталском уездном училище. На этом этапе своей жизни он испытывал большие лишения, но уже сотрудничал с журналами и газетами, и был известным писателем.

Его замечательные письма: "Описание Эрети», «История грузинской женщины», «Нужно ли теперь писать сочинения на грузинском языке», и многие другие, даже сегодня не теряют значимость, и каждый грузин которого волнует горькое прошлое грузинского народа и верит в благополучие его сегодняшнего дня, с радостью прочитает их. В частности, исторический очерк «История грузинской женщины», в котором описана роль женщины в течение всей истории Грузии, публиковалась в "Иверия" И.Чавчавадзе, а затем была издана в виде отдельной книги. Не менее важным является исторический очерк "Описание Эрети", который печатался в журнале "Могзаури". Кроме этого, Дмитрием Джанашвили было написано большое научное исследование "Христианство в Как – Энисели (Саингило)", который потерян.

Вскоре, ходатайством Кутаисского епископа и надзирателем духовного училища Каландаришвили, Джанашвили назначили учителем грузинского языка в Кутаисском духовном училище, но его бурную душу и это не удовлетворило, он оставил Кутаиси и отправился в Москву для продолжения учебы.

В Москве Дмитрий Джанашвили поступил в Духовеную академию, где вместе сним учились Т. Жордания, Кр. Угрелидзе и другие. Московскую духовную академию Дмитрий Джанашвили окончил в 1879 году, вернулсья в Тбилиси и был назначен воспиталем в Тбилисской духовной семинарии. Джанашвили, который хорошо был знаком передовой интеллигенцией России 60-70 годов, и был увлечён новыми идеями Чернышевского, Добролюбова и других, не мог воспитат своих учеников преданными царю гражданами. Он вдохновлял студентов передовыми идеями.

Очевидно, это не мог остаться незамеченным со стороны руководства семинарии. Он был освобожден с поста воспитателя семинарии и переведён в Тбилисскую гимназию, но вскоре по той, же причине был вынужден уйти и оттуда.

После некоторого времени, Димитрий Джанашвили был направлен миссионером в Саингило (Эрети)… Саингило тогда был в очень сложной ситуации. Лезгины всесторонне угнетали ингилойцев, облагали их непосильными налогами и вынуждали принимать мусульманство. На этой почве много было столкновении, боёв и убийств.

Деятельности этого периода Дмитрия Джанашвили до сих пор вспоминают ингилойцы, отмечают, что был оратором… с добродушной речью и пламенной натурой имел большое влияние на народ.

Так однажды ночью, в селе Марсани собрались грузины-мусульмане и стали обсуждать, как избежать постоянных притеснений и безпорядков. Дмитрий Джанашвили смело подошел к ним и начал объяснят, что они грузины. Один фанатически настроенный ингило, по фамилий Сакнелашвили, ударил его палкой. Дмитрий не сказав ни слова, даже не тронулся с места. Когда Сакнелашвили ударил второй раз, Дмитрий спокойно сказал ему: «Ударь, но знай, что ты грузин и останешся грузином ". У Сакнелашвили рука застыла в одном положении и молча, с конфузом отошел в сторону. Впоследствии выяснилось, что той ночью они хотели убить Дмитрия, но он своим спокойствием и самообладанием сорвал планы.

Во время Миссионерства, Джанашвили предложили стать епископом, но он отказался, "я не смогу служить свешенному алтарю, так как люблю движение и свободную жизнь", - сказал он.

В то время главой Кахи был некий Меркулов (впоследствии он оказался провокатором) (А. Ч). Передовая интеллигенция Кахи, в том числе и Дмитрий Джанашвили часто гостили у него. На этих встречах Дмитрий откровенно размышлял о благосостоянии Саингило и Грузии, об их взаимосвязи, о передовых людях России и их идеях. Меркулов слушал с большим удовольствием и сам тоже выражал мысли. Дмитрий, конечно, не мог знать, что он лицемерил. В результате Меркулов донёс царским властям, и Дмитрия отстранили от миссионерской деятельности.

После этого в жизни Дмитрия Джанашвили не было радости. Где только ни служил, куда только ни бросала судьба. Он умер в 65-летнем возрасте в Бодбисхеви... в совершенном одиночестве.

Так закончилась жизнь человека, который в течение всей своей жизни, как свеча, горел любовью своего обездоленного края и народа.

Из книги: "Золотой саблей измеренный" А. Чхенкели. Издательский Дом "Накадули", Тб. 1968 г.

Материал предоставлен сайтом http://hereti.webnode.com

e-max.it: your social media marketing partner